Germany | Finland | Saint Petersburg | Italy
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Пролог

Карикатура на армию

«Я помню, как всё начиналось…»
(Машина времени)

Ну вот и я решил внести свои пять копеек в развитие доморощенной литературы блоговой направленности и поделится своими воспоминаниями о военной службе в рядах наших доблестных Вооруженных Сил образца конца 20 начала 21 века.

Повествование свое начну с момента определения моего будущего места службы, с так называемого распределения. Было это в конце смутных (или мутных, не помню точно) девяностых, как раз накануне дефолта. До начала пятого курса своего обучения в одной из военных академий Питера, я имел, как мне тогда казалось, некоторое благоволение начальника курса, который не в самую последнюю очередь и занимался распределением курсантов по местам их будущих служб. Пока я не залетел и не подставил этого самого начальника курса под крепкие члены вышестоящих начальников. Таким образом, мой общий рейтинг в его глазах упал до уровня плинтуса (а может и ниже). И светить мне стала военная база в солнечном Азербайджане. И хотя бывалые в тех местах люди обещали мега дешевый коньяк и вино, очень дешевое мясо и почти бесплатные фрукты, но, появившаяся на тот момент, моя вторая половина категорически отказалась ехать в мусульманскую страну из-за боязни быть украденной горячими горцами, которые заставят её носить паранжу (надо сказать, что даже моей извращенной сексуальной фантазии на такое не хватило). И пришлось идти на поклон к начальнику курса, лобызать стопы и бить челом. Начальник был в хорошем настроении и сменил гнев на милость (так ему это наверное показалось). Таким образом оказался я, а заодно и члены моего немногочисленного на тот момент семейства (в количестве 2 шт.), распределенным в самый центр нашей необъятной (это слово в буквальном смысле я оценил только в Сибири) родины, который пришелся как раз на город Колпашево в Томской губернии. То, что город этот есть даже на карте с масштабом 1:25000000 мне тогда казалось очень обнадеживающим, а расстояние по прямой от Москвы по этой самой карте всего в 15-20 сантиметров радовало неимоверно, да и широта на одном уровне с Копенгагеном и Ригой вселяла необоснованную радость. Эх, молодо-зелено, как в песне поется: «Какими глупыми мы были…». Черви сомнения стали меня глодать, когда я получил ВПД к месту службы - от Томска до Колпашево проездной билет был на водный вид транспорта! Позже я еще порадовался, что не на собачьи упряжки.

Собирался я тщательно, хотя ехал один (супруге надо было еще год учится, до окончания института), но вещи брал с учетом обустройства и ведения будущего совместного хозяйства. На контейнер мы как-то вещей нажить не успели, но три огромные коробки (то ли от телевизоров, то ли от холодильников, то ли от советских стиральных машин) мы таки набили всяким гов…м (т. е. полезными вещами) для отправки в качестве багажа, который и был благополучно отправлен из города-героя Ленинграда.


Прибытие в Томск

Как я писал уже ранее, 15-20 сантиметров по карте от Москвы до Колпашево превратились в 3,5 суток пути в скором поезде Москва-Томск. И первой проблемой оказался злополучный багаж, который с учетом первого офицерского отпуска по окончании училища, уже месяц лежал на складских полках железнодорожного вокзала и накопил для РЖД немаленький капитал в виде процентов за хранение в багажном отделении. Поверьте на слово – самый жадный банк, дерущий с клиентов проценты за кредиты и пени за просроченные платежи – это просто светоч благодетели, раздающий пожертвования нищим и убогим, по сравнению с багажным отделением РЖД. Судя по сумме, возникало стойкое ощущение, что за эти деньги был организован круглосуточный наряд милиции численностью до роты (ну может до взвода), который занимался исключительно охраной моего багажа. Но делать нечего, русские, как говорится, своих (вещей) не бросают и я пошел решать эту проблему альтернативным методом (об оплате разговор даже не шел, потому что денег таких не было, а если и было, то их было очень жаль отдавать – багаж однозначно столько не стоил). Начальник, который мог принять правильное для меня решение, оказался женщиной лет 40-50, с довольно добродушным лицом. Поэтому подавив на материнские чувства (бедный солдатик, очень в часть надо, денег нет, вещи бросить не могу, а то расстреляют) свой багаж я таки получил, не заплатив ни одной лишней копейки (здесь мне даже самому стало интересно – не было ли в моем роду евреев). А так как с отпуска я ехал тоже не с пустыми руками, а с тремя огромными сумками, то с прибавленными коробками багажа я стал похож на жука-говноеда, катящего перед собой комок с экскрементами примерно в 2-3 раза превышающего размер самого жука. Ну, еще немного я стал похож, наверное, на челнока со шмотками на продажу. Со всем этим скарбом я прибыл на речной вокзал и…, как положено, оказалось, что билетов на пароход НЕТ. Причем уже давно. Дня три как минимум. И еще не скоро будут. Однако, применив уже использованный ранее прием «бедный солдатик…расстреляют… и т.д. и т.п.», билет (последний естественно) мне все-таки нашли. И, умиротворенный, после устройства в гостинице при речвокзале и сдачи там же багажа в камеру хранения, я отправился лицезреть красоты древнего Томска и дегустировать местное пиво.

Со следующей проблемой я столкнулся на следующий день, когда со всем своим «непосильно нажитым» добром в количестве трех огромных сумок и трех не менее огромных коробок, я выкатился на трап теплохода, который должен был с ветерком прокатить меня к новому месту жительства в двухстах километрах к северу от Томска по великой сибирской реке Обь. У помощника капитана, который проверял билеты и проводил посадку пассажиров, округлились глаза и лицо стало похожим на лицо борт-инженера Зеленого из мультфильма «Тайна третьей планеты», когда бабуля привезла посылку для своего внука на Альдебаран. Помощник капитана довольно решительно заявил, что я своими коробками устрою им перегруз и судно просто перевернется, как только отчалит, что он не может рисковать жизнями пассажиров, которые платили деньги вовсе не за уроки плавания и выживания на воде. Попытка использовать старый прием, уже описанный выше, успехом не увенчалась, потому что на вопль помощника, когда я все-таки попытался на корабль загрузится, выскочил просоленный речными ветрами и алкогольными парами капитан, и своей нехилой конструкцией окончательно лишил меня последней надежды на речную прогулку. Как всегда в России, все проблемы решили деньги. Пришлось пообещать заплатить за каждую коробку как за отдельного пассажира, аргумент получения необлагаемой государственными налогами прибыли возымел свое коварное действие и только после этого передо мной раскрылись двери новой жизни - двери теплохода «Восход», на котором мне предстояло плыть часов восемь. Великая все-таки вещь – деньги. Место мне нашли престижное, недалеко от рубки, рядом с окном. Надо отдать должное, денег взяли меньше раза в два. Все-таки в Сибири люди лучше столичных.

Прибытие в Колпашево

Плаванье прошло спокойно, если не считать пару налетов теплохода на бревна, что проявлялось примерно как попадание в воздушную яму на самолете. И спустя восемь часов я оказался в огромной деревне, тьфу блин, в маленьком городе Колпашево. Речной вокзал на базе какого-то понтона – чудо русского деревянного зодчества, многочисленные деревянные строения непонятного назначения, на берегу даже оказалась камера хранения, чем я не преминул воспользоваться, дабы избавиться для мобильности от своих баулов. И, о чудо! – целых два автобусных маршрута, один из которых даже обещал доставить меня к воротам будущей «любимой» части. Надо отдать должное, автобус до части ехал долго – минут 20. Не ожидал. Город оказался не таким маленьким, как показалось вначале. Правда, как потом оказалось, районов с многоэтажными (в 4-5 этажей) каменными домами (хрущевского типа) оказалось всего два – военный городок и микрорайон «Геолог», остальные районы были деревянными. Районы эти, как я узнал позже, в городе вообще считались элитными. Типа Барвихи в Москве. При существующем развале экономики страны маленькая воинская часть оказалась чуть ли не градообразующей.

Дежурный по КПП мне указал направление в офицерское общежитие, где я переоделся в парадную форму, и отправился знакомиться с командиром части, начальником штаба, замами и прочей околоштабной шелухе. Так началась СЛУЖБА.

Как я покупал компьютер

Еще будучи в Питере, с женой мы обсуждали вопрос, что по прибытии в часть, чтобы не сгноить алкоголем мозги их надо будет чем-то занять, а так как мне уже тогда была интересна тема информационных технологий, я решил занять свой мозг освоением этой в общем-то перспективной отрасли народного хозяйства, на что и отводились соответствующие финансовые средства, сконвертированные (для надежности) в американские денежные знаки. На третий день пребывания на новом месте обитания я все-таки вспомнил про эти средства и про благородную цель, на которуе эти средства отводились. И вот тут появилась третья проблема: на десять тысяч населения города не было ни одного компьютерного магазина! Их (компьютеры) никто даже не брался привезти под заказ. Персональные электронно-вычислительные средства в Колпашево конца второго тысячелетия от рождества Христова были экзотическим товаром, достать который можно было только в ближайшем мегаполисе – городе-герое Томске за 200 километров по реке Обь (8 часов туда и 8 часов обратно, теплоход ходил один раз в день) или 330 километров по суше на автобусе, с переправой через реку Обь на пароме (6-7 часов туда и столько же обратно, автобус ходил 2 раза в день). Еще ходила ОДНА коммерческая «Газель» - 4-5 часов до Томска. Этот вариант, как наиболее быстрый, но не дешевый, я и выбрал, осталось только отпроситься на день, чтобы осчастливить себя покупкой. За этим дело не встало и потратив день на отоваривание высокотехнологичной продукцией я стал владельцем супермощного по тем временам первого пентиума с частотой процессора в 1,6 гигагерц, оперативной памятью в 16 мегабайт и жестким диском с фантастической емкостью одного гигабайта! За это отоваривание я и получил свой первый служебный втык на новом месте по самые гланды, за то что покинул пределы гарнизона без рапорта (хотя и так все и всё знали, но вдруг война-бы началась, а я без бумажки уехал). Деньги я потратил все, а ровно через неделю грянул «черный» понедельник (или вторник, или хрен его знает какой там «черный» день недели – уже не помню) и я очень порадовался, что встретил его с долгами. А многие в стране тогда потеряли почти все …

Служба

Карикатура Алексея Меринова

Ну, тут описывать особо нечего. Наверное служба примерно одинакова у всех молодых офицеров: утреннее построение, послеобеденное построение, вечернее построение, наряды, караулы, контроли, тревоги, тренировки по химической подготовке, сама работа конечно (правда совсем немного) и прочее, прочее, прочее. А по вечерам в общежитии разгул, разброд, блуд и шатания – весело короче. Все как в кинофильме «Анкор, еще анкор» - не добавить, не убавить. Очень запомнился колхоз, куда меня как самого молодого в подразделении старшим команды с бойцами отправили на сбор урожая – шефство, блин, картофельное (лучше бы взяли шефство над публичным домом). Здесь впервые столкнулся с солдатской дедовщиной, и впечатления, как ни странно, остались немного положительные. Молодые бойцы, как будто специально хотели оправдать старую военную поговорку «куда солдату не смотри – везде будет задница», и «деды», в своем неизменном желании закосить от работы самим, очень помогли при сборе урожая в контроле за молодыми, применяя старые как мир, но очень эффективные средства нецензурного лексикона и легкого насилия над личностью.

Интересная специфика города проявилась в конце апреля – начале мая, когда тронулся лед на Оби, паромное движение еще не началось, а движение транспорта по льду, как вы понимаете, уже прекратилось. Город оказался в блокаде. Причем фактически полной. Блокадный Ленинград отдыхает. Полки в магазинах пустели на глазах и я даже начал ощущать легкое беспокойство от дефицита товаров. Первым в городе пропало ПИВО. Это стало ощущаться по большому количеству трезвых граждан на улицах, особенно в майские праздники. Такого количества трезвых людей, по словам старожилов, город не видел со времен Горбачевского сухого закона середины-конца 80-х. Что-то в их поведении было не так. А ценник на другие вино-водочные изделия взлетел просто к небесам. Короче, к майским праздникам город оказался совершенно не подготовлен, как главу администрации из-за этого не уволили – просто не понимаю, видимо чел был со связями. Но, к счастью, с началом водоплавательного сезона ситуация с продуктами и пивом урегулировалась.

Так пролетел год, я получил без всяких проблем старлея, слегка заматерел и стал поглядывать на вновь прибывших лейтенантов с высоты своего, как мне тогда казалось, огромного военного опыта.

Похожие статьи:
Армейские записки. Часть 2.
Армейские записки. Часть 3.
Армейские записки. Часть 4.
Армейские записки. Часть 5.

Добавить комментарий

1. В комментариях запрещаются все виды рекламы, публикация рекламных ссылок на сторонние сайты и Интернет-ресурсы;
2. Запрещается использование нецензурных слов и матерных выражений;
3. Всякий флуд также запрещается;
4. Сообщение будет опубликовано после проверки администратором (спамеры очень достали).

Защитный код
Обновить