Germany | Finland | Saint Petersburg | Italy
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Первый отпуск. Путешествие из Колпашево в Новосибирск.

Карикатура Алексея Меринова

Было это весной 1999 года. Первый лейтенантский отпуск, как и положено зимой, но мне очень повезло и в отпуск отпустили в начале марта (это когда согласно военному юмору, водка еще холодная и женщины не потные). Как и положено в армии, отпуск давали с огромным скрипом, через дембельский аккорд и через завершение какого-то огромного и невероятно сложного отчета, который мне упорно не хотелось переделывать. Не прокатило. И под угрозой неполучения отпускных денег, что означало бы полный крах предстоящей и долгожданной поездки к супруге в Питер, днюя и ночуя на службе оный отчет пришлось переделывать.

Но вот наконец отпускной лист и деньги получены, осталась логистика. Оптимальный со скоростной точки зрения маршрут лежал через Колпашевский аэродром, вернее через его останки, потому что к 1999 году некогда величавый по провинциальным меркам аэродром уездного города Колпашево превратился в жалкое его подобие - осыпающееся здание аэропорта, латанные-перелатанные взлетные полосы, ломанные-переломанные не то стулья, не то кресла для пассажиров в аэропорту. И единственный ежедневный рейс в Новосибирск, который по какой то немыслимой случайности оказался в нужный нам день самым последним вообще. Аэропорт ждала судьба забвения, как и большинство аэропортов маленьких городов того времени. Отдельного описания достоин буфет, сделанный в стандартной советской стилистике позднего постмодернизма со всей соответствующей атрибутикой - мухами и котлетами. Мух правда не было, все таки начало марта. Зато было полное ощущение их присутствия.

Последний колпашевский (или правильнее сказать новосибирский) самолет был "тушкой" сто тридцать четвертой, если мне не изменяет память. И выглядел ничуть не лучше колпашевского аэропорта и буфета. Тем не менее посадка производилась как положено - со сдачей багажа и поездкой до самолета на автобусе - старом добром скотовозе. С посадкой пассажиров выбились из положенного графика и после небольших мытарств все таки взлетели, в чем накануне была определенная доля сомнений.

Карикатура на летчиков

Не знаю как будут летать суперджеты на так называемых "региональных авиалиниях", но в нашей тушке почти все время полета трясло так, что постоянно подмывало смотреть в иллюминатор - не отрываются ли крылья. Было ощущение не прекращающейся зоны турбулентности по всему пути от Колпашево к Новосибирску. И хотя у меня боязни самолетов никогда не было, ощущение полета было однако не для слабонервных. Но надо отдать пилотам должное - через пару часов внизу таки появился аэродром новосибирского Толмачево и самолет исправно пошел на посадку. Наконец колеса шасси почувствовали асфальт, самолет покатился по взлетной полосе и подозрительно невнятный голос капитана что то сказал про пункт прибытия. Вздох облегчения пронесся по самолету - оказывается нервничал не только я, затем раздались громкие аплодисменты пассажиров, а потом открылась дверь кабины пилотов... Едва стоя на ногах вывалился сначала капитан, за ним пилот (или бортинженер, черт их разберет). Немая сцена. Заваливаясь то на пассажиров справа, то на пассажиров слева, весело ухмыляясь, "в доску" бухие пилоты заплетаясь и запинаясь пошли через салон. Обмывание последнего полета не прошло бесследно. Звук аплодисментов смолкал по затухающей - по мере продвижения летчиков в сторону туалета. Недоумение на лицах пассажиров так и не стерлось до самого аэропорта. Да, воистину крепка российская авиация... И непоколебима.

Бандиты

Карикатура Алексея Меринова

Обратный же путь из первого офицерского отпуска проходил по маршруту Питер-Екатеринбург-Томск-Колпашево. И если по большей части маршрута пролегала железная дорога, то оставшийся путь (Томск-Колпашево) предполагался на перекладных (то есть на чем придется). Вот в первой то части предстоящей обратной дороги судьба и свела меня в одном купе с двумя братками - Димычем и Саньком, двигавшимися в Екатеринбург, "шобы в натуре перетереть за своего кореша и разобраться по понятиям". С кем - не знаю, не особо разбирался и вникал. Если кто смотрел фильм Алексея Балабанова "Жмурки", тот поймет. Типаж обоих был очень похож на главных героев фильма. Димыч - остроумный, не лишенный лоска интеллигентности, разбитной парень, очень разговорчивый и общительный, явно главный в их дуэте, при этом очень худой и совершенно не спортивный. Стеклянные глаза выдавали в нем любителя стимулирующих сознание порошков, а может даже и инъекций. Санек - практически полная противоположность Димыча - молчаливый, угрюмый, накачанный (видимо на искусственном белке), правда не сказать, что глупый, что и отличало его от одного из героев "Жмурок" Дмитрия Дюжева. При этом Санек не курил, не потреблял и был ярым наркотиковым антагонистом, о чем периодически прямо и косвенно указывал Димычу.

Знакомство началось с того, что братки достали литровую бутыль элитной в то время водки "Флагман" и пару куриц, пожаренных на гриле - деликатесы неимоверные по тем временам и военным зарплатам. Мои пирожки, состряпанные супругой в дорогу, и какая-то дешевая колбаса смотрелись, на организованном в честь знакомства столе, более чем скромно и неприлично. Димыч несколько раз бегал покурить, и после каждого возвращения глаза его стекленели всё сильнее. Разговоры с общих тем ни о чем вскоре перетекли в обсуждение их профессиональной деятельности и интересные рассказы о "стрЕлках" и разборках. После выпитого литра ребят потянуло в ресторан на продолжение банкета, а меня на койку, тем более что финансы не позволяли купить в ресторане даже минеральной воды. Из ресторана ребята вернулись только в третьем часу ночи и с какими то разборками, шумно на кого то наезжая в вагоне и забивая стрелки на право и налево. Особенность профессиональной деятельности, блин.

Снова встретились за купейным столиком мы только утром - всклоченный вид страдающих от похмельного синдрома лиц вызывал жалость. И ресторан еще не работал. И свои запасы спиртного уже закончились. И проводница - сука такая, водкой не приторговывала. А до ближайшей крупной остановки в городе-герое Кирове еще часа три. Вышли покурить в тамбур. Димыч (видимо после выпитого и вынюханного, в романтическом настроении):
- Эх, покажите мне настоящую Россию, без прикрас! Не городскую, провинциальную. Где она? Покажите!
А поезд ехал тогда по Вятке. И тут, как по Димычеву заказу, поезд, до того идущий через непрекращающийся лес, вылетел на полузаброшенный полустанок. Идилическая картина: полуразвалившееся и покосившееся с двух (!) сторон деревянное здание, полузаросшие огороды, и перед покосившейся дверью какая-то женщина в железном тазике стирает белье, а в десяти метрах от неё в канаве лежит какой-то пьяный мужик (скорее всего муж) и из канавы торчат только его ноги в армейских сапогах. Димыч, мрачно окидывая взглядом это безобразие:
- Ооо... Вижу! Вот она родненькая! Настоящая Россия!!!
Часа через 3 поезд доехал таки до Кирова и в двадцатиминутную остановку мы выбрались на перрон: я - подышать свежим воздухом, ребята - купить малька опохмелиться, тем более, что поезд в пункт назначения в Екатеринбурге должен был приехать уже к вечеру.
Димыч, обращаясь к какой-то бабушке, с огромной корзиной, заменяющей наверное целый универмаг:
- Бабуль, нам бы малька, опохмелиться...
Бабушка, сочувственно охая, достает из недр корзины красивую упаковку, и раскрывая её:
- Возьми сынок набор, заодно и продегустируешь.
Димыч, угрюмо осматривая аккуратно и красиво разложенные маленькие бутылочки с разнообразной продукцией для дегустаций местного ликеро-водочного завода с общим объемом жидкостей еще на литр:
- Не, бабка, набор мы не одолеем, нам сегодня еще работать...
После некоторых уговоров продала таки бабка по завышенной цене пару чакушек из своего набора. И довольный Димыч, поглядывая на местных бомжовых собак, слоняющихся по перрону (все как на подбор растрепанные, одноглазо-одноухие, с оборванными боками и хвостами):
- Мдаа, по моему у нас в Питере даже дворняги интеллигентнее выглядят...

В Екатеринбурге мы и расстались. Димыча с Саньком я случайно встретил через год в Питере - Димыч стригся в одной из парикмахерских на Черной речке, а Санек ждал его на улице. Выглядели ребята вполне довольными жизнью. Видимо разборка в Екатеринбурге прошла тогда исключительно на уровне мирных переговоров. Где они сейчас - не знаю, хочется надеяться, что живы и здоровы, тем более что парни в общем-то неплохие. Может сумели вовремя соскочить с уходящего к пропасти поезда и адаптироваться к мирной, так сказать, жизни. А может они и не здоровы и не живы. Судьба братков девяностых годов сложна, неоднозначна и уж точно незавидна.

Путешествие из Томска в Колпашево

Особенностями всех населенных пунктов, расположенных на противоположном от больших городов и транспортной инфраструктуры берегу крупных рек, и не имеющих мостов, которые соединяли бы их с этой самой инфраструктурой, является их сезонная зависимость от транспортных коммуникаций. Если летом куммуникации с большим миром осуществляются при помощи паромов, а зимой, когда река замерзает, при помощи зимников (дорог по льду), то в межсезонье, когда лед еще слишком крепок, чтобы ходили паромы, но уже недостаточно крепок, чтобы по нему проходил транспорт или люди, начинается полная ЖОПА. По неопытности я этого не знал, как не знал и того факта, что местные жители (включая старожилов моей воинской части) специально планируют свои отпуска и поездки так, что бы не попасть в межсезонье. А я попал (и в прямом, и переносном смысле).

Неприятным сюрпризом оказался купленный билет на автобус, который шел только до Чажемто, от которого до Колпашево еще добрая полсотня километров. А далее только вертолетом и еще не факт что он будет, рейс очень нерегулярный, и как я понял уже по дороге в отпуск, зависящий от погоды и настроения вертолетчиков, которое в свою очередь видимо зависело от количества принятого на грудь. Автобус благополучно доехал до Чажемто и высадил людей практически в чистом поле, посреди которого стояла какая-то наспех реанимированная из досок и листового железа будка, призванная видимо изображать аэропорт, возле которой уже крутилась прибывшая немного ранее группа товарищей, также страстно желающая попасть в родное Колпашево. Часа через 3-4 в небе раздался таки долгожданный гул вертолетных винтов и какая-то бабка, изображавшая кассира, начала лихорадочно продавать билеты на вертолет. До того не продавала, видимо уже не надеялась, что он прилетит, родимый. Стоимость билетов поражала воображение, складывалось стойкое ощущение, что в качестве топлива вертолет заправляется прямо деньгами, причем исключительно крупными купюрами. Выбора однако не было. Вертолет оказался динозавром, кажется МИ-6, такой же полураздолбанный, как аэропорт Колпашева. Тем не менее он вместил к себе на борт всех желающих, кто к тому времени был на взлетной площадке. А людей собралось уже очень не мало, в салоне разве что не стояли, и то лишь потому, что поручней для стояния как в автобусах не было.

Полет на старых вертолетах неописуем. Это надо прочувствовать. Причем на собственной шкуре. Когда поднимаешься на его борт, то появляется только одно желание - скорее его покинуть. В салоне все громыхало и дребезжало так, что казалось вертолет вот-вот начнет разваливаться по частям, а глаза сами по себе, на рефлекторном уровне, искали свободный парашют. Настроение у пассажиров было мягко говоря не радостное. В любой компании всегда находится некий остряк, который своими шутками-прибаутками пытается развеселить окружающих, прибавить настроение. Так и нашем вертолете нашелся такой остряк-самоучка. Уже в полете, пролетая над Обью, мужичек громко так поинтересовался у окружающих: "Не такой же случайно вертолет несколько дней назад разбился в Красноярском крае?". Окружающие посмотрели на него так, что мужичек как то резко заткнулся и сник: "Ну чё вы, в натуре, пошутить что-ли нельзя?". И до конца полета больше уже не шутил. И вообще старался помалкивать. Тем не менее через полчаса полета вертолет благополучно приземлился на вертолетной площадке колпашевского аэропорта. Летчики все таки молодцы. Вот что значит - мастерство не пропьешь (тем более на таких воздушных колымагах).

Похожие статьи:
Армейские записки. Часть 1.
Армейские записки. Часть 2.
Армейские записки. Часть 3.
Армейские записки. Часть 4.

Добавить комментарий

1. В комментариях запрещаются все виды рекламы, публикация рекламных ссылок на сторонние сайты и Интернет-ресурсы;
2. Запрещается использование нецензурных слов и матерных выражений;
3. Всякий флуд также запрещается;
4. Сообщение будет опубликовано после проверки администратором (спамеры очень достали).

Защитный код
Обновить